«Кукла инфанты»

Представление в 2-х картинах

 

ЛИЦА:

  • Королева Испании
  • Дон Риего де Монтезинос
  • Дон Алонсо де Саведра
  • Бадруль аль Будур, мавр
  • Вероника, Инфанта Испании
  • Ангел
  • Карлик Петруччио
  • Арапы

 

Часть первая

 

Комната дворца. Блестящий паркет. Тяжёлые драпри вишнёвого цвета. Большие часы с бронзовыми фигурами, изображающими спящее Время с косой и Купидона. Во время всего действия сдержанные шаги и голоса. Ещё до поднятия занавеса публика, собравшаяся на этот спектакль, слышит игру музыкального ящика и треск сломанной пружины. Затем вбегает, плача, Инфанта, а за нею ковыляет её вчерашний любимец карлик Петруччио.

 

Инфанта:

Сломалась, сломалась и не хочет двигаться.

Я её сегодня только раз завела.

Теперь Матерь Божия на меня обидится

За то, что я куклу не сберегла.

 

Петруччио:

Не плачьте, милая инфанта.

Так каждой кукле суждено:

Прожить неделю и разбиться.

Им даже сердца не дано.

Другое дело я: любовью

Горю, как древле Амадис3,

И вам клянусь, что жаркой кровью

Готов платить за каждый ваш каприз.

 

Инфанта: О, Петруччио, как ты мне надоел. Ты всегда говоришь одно и то же. Это недостаток всех людей. Куклы никогда не бывают такими скучными. Моя бедная Алелли всегда говорила всё, что мне вздумается. Теперь она разбилась. Когда святой отец сегодня проходил к королеве-маме, он посмотрел на меня сердито-сердито. Теперь я припомнила: в четверг я прочла двадцать девять молитв вместо тридцати. И наш Господь Спаситель не может этого простить. Петруччио! Давай вместе молиться моей Патронессе; может быть, она будет милостивее ко мне.

 

(Оба становятся на колени. Петруччио складывает руки. Вероника вынимает из корсажа маленький молитвенник и читает:)

 

Инфанта:

Я цветы Тебе часто носила

И читала святые молитвы.

 

Петруччио:

Orapronobis1.

 

Инфанта:

Чтобы Неба пречистые силы

Охраняли отцовские битвы.

 

Петруччио: Orapronobis.

 

Инфанта:

Я молилась о Божьей Невесте

У златого престола Господня.

 

Петруччио:Orapr...

 

(В это время в залу входят Дон Риего и Дон Алонзо.)

 

Риего:

Я имею верные вести.

Наши пленники будут сегодня...

Что за кощунство!

 

Алонзо: Милая Инфанта!

 

Риего: И ты, урод проклятый!

 

Алонзо:

Для того ль

Тебя прислали к нам из Ватикана,

Чтобы кривляться на святой молитве

И лик Пречистой Девы омрачать?

 

Риего:

Вот прикажу я конюху тебя

В день Всех Святых для назиданья высечь!

Тогда ступай почёсывать свой горб

Да плакаться на службу при дворе.

 

Алонзо: Ступай, змеёныш!

 

Риего:

Принцесса! В сладком одиночестве,

В мольбе Великому Творцу.

Могу сообщить вам о пророчестве:

Уже война близка к концу.

 

Алонзо:

Взял крепость вновь Его Величество

И нам прислал своих гонцов,

Что вновь огромное количество

Возьмёт он стран и городов.

 

Инфанта: Простите, гранды, я вас покину. Мне сегодня не до вас и не до войны. И притом ваше остроумие и ваши новости так же состарились, как и вы.

 

Риего и Алонсо: Принцесса!

 

Риего: Ваши слуги.

 

Алонзо: Ваши рабы.

 

Риего: Преданные вам до самозабвения.

 

Алонзо: Располагайте нами как вам будет угодно.

 

Инфанта: Прощайте. (Уходит.)

 

Алонзо:

Так сегодня в полдень, Дон Риего,

Прибудут пленники. Вы знаете, откуда?

 

Риего:

Из стран, где небо из слоновой кости

И травы кормятся людьми.

 

Алонзо: Но как?

 

Риего:

Так точно, Дон Алонзо,

Как пауки захватывают муху:

Ветвями жадными захватят вас –

И высосут все жизненные соки.

 

Алонзо:

Я также слышал от купцов недавно,

Что женщины, живущие в тех странах,

Подобны ростом нашей колокольне.

А у мужчин – нередкое явленье,

Что вместо головы у них рука,

И ей присущи зрение и разум.

 

Риего:

Но я, почтеннейший, скажу вам больше:

Сегодня мы увидим среди пленных

Бадруль Будура, химика и мага,

Астральных сил следившего влиянье

И бывшего в гостях у Сатаны.

 

Алонзо:

Тсс! Тише, Дон! Забыли вы, должно быть,

О ящике доносов и полночном

Совете Трёх в монастыре Севильи

И о числе пропавших без следа

Придворных дам, алькальдов и баронов,

Детей и слуг и даже кардиналов!

 

Риего:

Не будем говорить о том, что страшно.

Мне кажется, я слышу голоса.

Её величество изволит волноваться.

 

(За сценой крики.)

 

Голос: Скорей, скорей, осторожней – не уроните клетку с попугаем. Инфанте зебру отведите в сад, а пленных – в нижний зал. И ждите приказаний Королевы.

 

(Входит Королева в сопровождении двух арапов, несущих апельсины и гранаты.)

 

Королева: Я ещё более была бы рада видеть вас, гранды, если бы эту ночь мне не пришлось провести без сна вследствие мучившей меня мигрени. Последнее я приписываю нерасположению ко мне моего патрона, Святого Георгия, которого я прогневила тем, что лишний раз уколола в губы моего карлика Дон Жуана Австрийского.

 

Алонзо: Если бы, Ваше величество, в нашей власти было бы отдать здравие и здравомыслие моей головы.

 

Риего: И моей, и моей также.

 

Алонзо: Обеих наших голов за здравие одной вашей Августейшей, - мы бы с радостью отдали всё, что имеем: и головы...

 

Риего: И прочие части тела...

 

Алонзо: И шпагу и шпоры...

 

Риего: И честь Испанского Гранда...

 

Алонзо: И орденá Мальтийской Звезды, к коим мы были представлены прошлой весной милостью вашего обожаемого супруга.

 

Королева: Теплота вашего чувства столь же трогает меня, сколь изумляет преданность нашей семье. Не знаете ли вы, где Инфанта?

 

Алонзо: Она только что здесь была и вела беседу с господином Господом Богом.

 

Риего: При нашем же скромном появлении удалилась в парк.

 

Королева: Отыщите её, гранды.

 

(Кавалеры удаляются с глубокими поклонами. В это время в другой двери появляется Инфанта и, заметив мать, хочет уйти.)

 

Королева: Отчего вы хотите уйти, дитя моё? Отчего вы так бледны? Я с вами давно уже не говорила. И туфля развязана... и растрёпаны волосы... Где это вы бегали? Вы забываете свой сан. Неужели вы хотите снова целую неделю не получать торта и не участвовать в праздненствах по случаю победы Его Величества?

 

Инфанта: Вы – моя мать, а я вас терпеть не могу.

 

Королева: Вероника, я тебя выдеру за уши.

 

Инфанта: Ваше Величество, вы забываете свой сан.

 

Королева: О, девчонка, она ещё говорит дерзости.

 

(Инфанта разражается рыданиями.)

 

Королева: Что с тобой? Ты больна?

 

Инфанта: Уйдите от меня, оставьте меня... Я очень несчастна. О, моя бедная Алелли. Моя прекрасная кукла.

 

Королева: Ты сломала свою куклу? Какие глупости! Папа прикажет сделать тебе в Нюренберге новую.

 

Инфанта: Да, новую... Вам хорощо так говорить... Вот что бы вы сказали, если бы Господь в своей неизречённой милости взял меня к себе в Рай? Что бы вы сказали? Вы ничего не сказали бы. Вы были бы очень рады. О, моя бедная Алелли!

 

(Кавалеры сходятся с разных сторон.)

 

Алонзо: Ваше Величество...

 

Риего: Ваше Величество...

 

Алонзо: Мы Инфанты не нашли.

 

Риего: Инфанты в парке нет.

 

Алонзо: Ах, она здесь, прекраснейшая роза Испании!

 

Риего: Но, Святой Георгий, что это за слёзы?

 

Алонзо: Кто, жестокий, вызвал драгоценную влагу из глаз светлейшей принцессы?

 

Риего: Принцесса ещё не видала подарков, присланных ей из диковинных стран.

 

Алонзо: Полосатую зебру...

 

Риего: Зелёного попугая, читающего PaterNoster...2

 

Алонзо:Рогатого карлика, столь безобразного, что натура, создавшая его, ужаснулась.

 

Риего: Разразилась грозой!

 

Алонзо: Ха, ха, ха!

 

Инфанта: Оставьте меня. Вы все гадкие. Вы никогда не говорите правды. Вот у вас такой смешной вид, как будто вы проглотили шпагу. А у вас перья болтаются... болтаются перья. Оставьте меня. Мне всё надоело.

 

Королева:

Оставимте Инфанту, кавалеры.

Она не в духе. Что тому виной,

Не знаю я. Уйдёмте. Может быть,

Пречистая наставит и направит

Её на путь, достойный положенья

И тех забот, которые её

Здесь окружают. Так. Идёмте в парк.

Прощайте, Вероника!

 

Инфанта:

До свиданья, Ваше Величество!

Вот я опять одна.

Что мне делать с подругой моей,

Чтобы снова воскресла она?

Я знаю: у бедных детей

Есть товарищи – дети.

А я одинока на свете.

Пошлите мне знак, господин Иисус!

Пошлите мне знак, Пречистая Дева!

Пошлите мне знак, Святой Георгий, -

Что мне делать, чтоб горю помочь

В эту же ночь.

 

(В это время тонкий солнечный луч, пробившийся через древесную листву парка и высокое цветное оконце, уплотняется, принимает человеческие формы, - и вот Инфанта замечает, что около неё стоит высокий и седой Ангел с серебряным мечом.)

 

Инфанта: Ангел! Спасите меня, крёстные силы. Это – Ангел.

 

Ангел: Здравствуй, милая Вероника. Ты знаешь, кто я?

 

Инфанта: Свят! Свят! Свят!

 

Ангел: Меня к тебе прислали.

 

Инфанта: Милый Ангел, ты очень устал. Твои сандалии пыльны. Ты такой седой и печальный.

 

Ангел: Много слёз, много путей, много синих морей и жёлтых пустынь вело меня к тебе. Вот потому я и устал.

 

Милая Инфанта с куклою больной!

Помни: лишь засветит тонкой полосой

Месяц среброликий из-за тёмных лавров,

Ты ступай в темницу башенную Мавра.

Он починит куклу. Он ей жизнь вернёт.

Но подарков Мастер даром не даёт.

Помни: только кукла вновь протянет ручки,

В ржавые затворы вставь вот этот ключик

И верни свободу мавру-мудрецу,

Долгий плен скорее приведи к концу.

Он уйдёт к востоку. И в краю далёком

Явится воскресшим, явится пророком

И в волшебных чарах и в мольбе святой

Восхвалит Инфанту по стране родной.

 

А теперь до свиданья, Вероника. У меня много дел, но я ещё приду к тебе...

 

(Уходит неслышно, как пришёл. И в дальних залах звенит серебряный меч, как легчайший эфир.)

 

Инфанта: Свят! Свят! Свят!

 

Занавес

 

Часть вторая

 

Квадратная келья в башне, где заключён Бадруль аль Будур. Его заточение – дело рук Святейшей Инквизиции, и грозит ему костёр. Вокруг реторты, глобусы, бумага, песочные часы... Полночь. Перекликаются часовые. За окном гуляет ветер. Ночник меркнет и коптит.

 

Мавр(размышляет над огромным фолиантом):

Долить пора бы лампу, хоть и полной

Её не хватит мне на бденье. Сон

Давно меня оставил, улетел

Крылатый к тем, кто счастлив этой жизнью.

И чудится, что всё былое сон:

Рога и флейты и придворный блеск

И говор волн и говор стогн суетных.

И вещая владычица Геката,

Союзница магической мечты,

Над нашими делами ворожит,

Связует, расторгает, усыпляет

И нынче в полночь приведёт ко мне

Негаданного гостя. Это смерть.

А может быть, мой давний друг, мой демон.

Быть может, просто смертный человек,

Незваный гость, докучливый придворный,

Тоскующий о даме и просящий

О сатанинском зелье приворотном,

О горьком корешке морской травы,

О лунном камне, о костях лягушки.

Но знаю я, что кто-то, кто-то должен

Ко мне придти. Уж он идёт и близок.

Что ж, будем ждать...

 

(Он погружается в чтение. Через несколько минут ветер со свистом распахивает дверь, и на пороге её стоит Инфанта в плаще и с фонарём. На руках у неё кукла.)

 

Инфанта: Может быть, это мне приснилось. Или Ангел сказал неправду. Может быть, этот старик совсем не волшебный мастер, а цыган из тех, которые крадут детей. Ах, как мне страшно. И как холодно. Не плачь, моя бедная Алелли. Скоро кончатся наши мучения. Здравствуйте, Бадруль аль Будур.

 

Мавр: Здравствуй, дитя моё. Я тебя ждал. Кто ты?

 

Инфанта: Я Инфанта.

 

Мавр: Инфанта – здесь и в час полночный!

 

Инфанта:

Не удивляйтесь. Вы должны, -

Так Ангел говорил, - помочь мне –

И будете освобождены.

 

Вы видите: это моя кукла. Её зовут Алелли. Ещё сегодня она бегала, болтала и пела на своём языке, как вдруг утратила свою весёлость, упала лицом вниз и больше не хочет меня слушаться. Мама говорит, что у неё лопнула какая-то пружинка. Только я этому не верю. Я сама виновата. Алелли сердится на меня. Скажите, что с ней надо делать. За это вы получите свободу и всё, что захотите. Умоляю вас именем моего патрона и всеми вашими святыми, имён которых я не знаю, - спасите её!

 

Мавр:

Да снидут сил астральных хороводы

На лёгкий путь твой, милая Инфанта.

Да будет в буре лет неопалима

Твоя душа. И благость Льва и Солнца

Над вóинством Гренады да почиет.

Твои ланиты ярче роз Шираза

И пламень глаз разит, как самострел.

Да, ты права, дитя моё: и вещи

Живут своею сокровенной жизнью

И так же чувствуют и так же спят

И так же умирают, как и мы.

Твоей подруги сон глубок, но не опасен

И пробудить её я, кажется, могу.

Ты отойди. А если что увидишь, -

Забудь о том. А лучше не смотри.

Вот книга любопытная. В ней люди

И звери разных неизвестных стран.

Возьми её. Присядь поближе к свету.

Читай, дитя моё, и успокойся:

Всё минется, и будет только радость.

(Про себя:)

Сбылися сны. Близка моя свобода.

Проснётся кукла. За меня Природа.

 

(Приготовляет различные старинные предметы. Зажигает смолу, дым которой струится синими кольцами. Усаживает куклу рядом с изображением Скорпиона. Затем берёт в руки волшебную палочку и произносит убеждённо:)

 

Мавр:

Духи Тигра и Евфрата, три светила, пентаграмма.

Жезл змеи вонзаю прямо в сердце куклы омертвелой.

Взвейтесь, птицы, стаей белой. Расколдованы пределы

Вашей Огненной Палаты. Прозвени, труба, трикраты.

Духи Света, духи Храма, обступите куклу смело.

Звоном чисел, смыслом знаков, тёмной речьюэкзорцизма

Обновите сеть пружины и зубцы поющих нот,

Чтобы девочке державной кукла силой механизма

Возвратила радость детства и весёлой жизни ход.

 

Теперь склонись

Пред куклой смело!

В огне явись,

Мой вестник белый.

Мечом коснись

И вновь умчись

В свои пределы.

Судьба велела –

Алелли, проснись!

 

(Инфанта всё время не могла усидеть на месте и прислушивалась к тому, что делает мавр. Теперь, услышав заводную песенку выздоровевшей Алелли, она вскрикивает и кидается к ней.)

 

Инфанта:

Алелли проснулась! Алелли жива!

Алелли опять со мною.

И вертится снова её голова

И ручки играют с косою.

Ты можешь синие глазки закрыть?

И бегать, как девочка, прямо?

Ты будешь меня любить,

Ты любишь Инфанту-маму?

Милый Бадруль аль Будур,

Вы слышите: трубы поют на полях

И в окнах клубится предутренний прах.

Из дальних походов вернулся отец.

Дальним походам конец.

Бегите, бегите, бегите!

Вы поняли, да?

 

Мавр: Инфанта, простите. Мы больше не встретимся здесь никогда.

 

Инфанта:

Вы слышите: там из дворца

Приветствуют войско отца.

Знамёнам и трубам сегодня не будет конца.

Бегите скорее. Вот плащ и фонарь.

Вот ключик заветный. Ступайте. Спасибо.

Прощайте. Бегите. Меня не забудьте.

 

Мавр: Инфанта, прощай.

 

Инфанта: Прощайте! Алелли вам шлёт поцелуй.

 

Мавр: Инфанта, прощай. Я тебя не забуду.

 

Инфанта: Скорее: солдаты повсюду.

(Кричит в позеленевшее от рассвета окно:)

Ваше величество! Папа! Хвала Мадонне и Святому Георгию за твою победу над этими гадкими маврами.

 

(Трубы.)

 

Занавес

 

1916

 

 

Комментарии

 

1 Orapronobis– Молись за нас (лат.), цитата из молитвы.

2 PaterNoster... – Отче наш... (лат.), начало молитвы.

3 Амадис – Амадис Галльский, герой средневековых испанских романов. ...духи Тигра и Эвфрата...– Тигр и Евфрат – реки в юго-западной Азии. Территория междуречья известна с библейских времён как страна Месопотамия, жители которой создали древнейшую цивилизацию, а город Вавилон, расположенный в долине рек, стал важнейшим экономическим и культурным центром всего Древнего мира. Эксорцизм (ἐξορκισμός, греч) – заклинание, изгнание низших духов из человека с помощью молитвы или наложением рук святого.